Первые шаги по превращению юаня в международную резервную валюту

china-yuanВ небольшом китайском приграничном городке Руили (Ruili; 瑞丽) провинции Юньнань на юго-западе Китая, которая граничит в этом месте с Мьянмой, идет бойкая торговля: торговцы нефритом из мьянмарского городка Мусе (Muse) на другой стороне границе активно продают свой товар за китайские юани, которые они могут либо напрямую конвертировать в родную валюту — мьянмарский киат, либо завести в китайском банке счет в юанях, куда класть выручку в этой валюте на депозит. Также, напрямую, минуя пересчетов в долллары США, бирманские торговцы могут обменять привезенные из Мьянмы киаты на юани.

Город Руили и столица провинции Юньнань, город Куньмин, были сделаны властями провинции пилотными зонами, где 9 валют стран Юго-Восточной Азии меняются на юань напрямую, без необходимости конвертации в доллар США. Большая часть малого бизнеса, осуществляющего приграничную торговлю в Руили, предпочитает производить платежи своим партнерам в китайских юанях. Это позволяет им экономить на валютно-обменных издержках, не лишаясь при этом возврата налогов (17% на территории материкового Китая). Власти провинции Юньнань пытаются всячески поощрять приграничную торговлю в юанях.

Протяженность государственной границы Китая с тремя странами Юго-Восточной Азии (Мьянма, Лаос, Вьетнам) в провинции Юньнань составляет около 4000 км. По данным Министерства торговли КНР, в 2012 году более 90% объемов приграничной торговли в провинции Юньнань производилось в юанях (46,1 млрд. юаней или $7,5 млрд.). Для всего материкового Китая эта цифра составила за 2012 год всего 10%. То есть, только десятая часть трансграничных торговых транзакций для всего Китая производилась в китайских юанях. Успешный опыт провинции Юньнань власти КНР намерены распространить на всю страну.

Юго-Восточная Азия — это естественное направление для интернационализации китайской валюты. Уже сейчас курсы 7-ми региональных валют на 40% больше зависят от курса юаня, чем от доллара США. Доминирование доллара США в качестве резервной валюты наблюдается только в Гонконге, Монголии и Вьетнаме из всех стран Юго-Восточной и Восточной Азии (исключая Японию).
Путь к мировой резервной валюте у юаня, тем не менее, будет непрост и приобретение этого статуса китайским ренминби произойдет не завтра. Однако, КНР продолжает медленно углублять экспансию и роль своей валюты в мире. Так, уже появляются частные инвестиционные фонды, номинированные в юанях. Одним из них стал фонд Highland Capital Management, который собирается инвестировать в активы в Юго-Восточной Азии, как в рисковые активы, так и в долговые инструменты, попутно популяризируя на финансовых рынках стран региона ASEAN использование китайского юаня.
В Сингапуре набирают популярность номинированные в китайских юанях облигации dim sum. Сингапур успешно позиционирует себя в качестве основного центра эмиссии облигаций, номинированных в юанях, за пределами материкового Китая. Местные, сингапурские банки, начали активно производить заимствования в юанях. КНР подписала со странами ASEAN соглашение о валютном свопе на 500 млрд. юаней, однако, количество юаневой ликвидности в регионе еще слишком мало.
Bangkok Bank, крупнейший банк Таиланда по активам, для финансирования торговли между своими тайскими и китайскими клиентами (банк имеет четыре филиала в Китае) планирует после получения разрешения ЦБ КНР начать выдавать ссуды в китайских юанях.
Однако, экономисты призывают китайские власти производить трансформацию юаня в международную резервную валюту медленно, без спешки, на основе экономических предпосылок, без рывков. На данный момент юань занимает третье место среди валют, в которых номинированы долговые обязательства. Правда, эта доля составляет всего 4%. Однако, к 2030-му году китайский юань вполне сможет потеснить доллар США с пьедестала мировой резервной валюты.

  • Ежегодные темпы роста потребления стали в странах ASEAN за период с 2009 по 2012 годы составляют 10,7%